Из воспоминаний начальника НТК ПВО СССР Г. С. Легасова

Воистину наивысшим достижением научно-технической революции в ПВО явилось создание отечественной системы противоракетной обороны.

В данном материале в память о создателе единственной в мире действующей стратегической системы ПРО А. Г. Басистове приводятся воспоминания тех, кто хорошо знал его по работе, сотрудничая в главном деле всей его жизни — создании и испытаниях системы ПРО А-135.

А. Г. Басистов — Генеральный конструктор НИИ радиоприборостроения — был инженером «от бога». Он любил повторять: «я — по электричеству», подчеркивая, что основное дело для него — это техника, наука, а для административно-хозяйственной работы есть директор и его заместители (он никогда не совмещал посты Генерального конструктора и директора института). Но для коллектива института он был — царь и бог, так как научно-техническое руководство институтом осуществлял именно он.

Всей своей жизнью он дал лучший пример ведущей роли научно-технического руководителя работ, ответственного Главного конструктора системы, любил вспоминать об этом разные истории. Например, историю о том, как Георгий Филиппович Байдуков договариваясь с С.С.Лавочкиным о заказе на очередное «изделие», стал ему объяснять свою точку зрения на то, как надо сделать это.

Тот ему ответил так: «Вы большой человек, Георгий Филиппович, у нас к Вам все прекрасно относятся...Но уж Вы извините! Представьте себе, что я начну делать, как Вы мне советуете, а потом придет другой военный и станет меня учить по-другому. Я — Главный конструктор, Вы мне даете техническое задание. Я эту штуку сделаю так, как я считаю правильным — и она будет работать.» Георгий Филиппович все понял и согласился.

Анатолий Георгиевич и сам работал с заказчиками и с предприятиями кооперации (уже в качестве заказчика) так, что многие проблемы разрешались уже на стадии разработки и согласования технических заданий, что является характерным для создания сложных систем (тем более такой уникальной системы, как стратегическая система ПРО).

Об Анатолии Геогиевиче Басистове следует написать хорошую книгу. Это был человек, многогранный талант и целеустремленность которого проявились в конце Великой Отечественной войны, в период послевоенного строительства (при создании современных систем оружия) и в начале «перестройки», достаточно упомянуть, что принятие на вооружение уже прошедшей сложнейшие Госиспытания системы ПРО потребовало его непрерывных усилий в течение без малого пяти лет.

В разговорах с Анатолием Георгиевичем иной раз речь заходила о событиях прожитой жизни. В его высказываниях в эти минуты откровений, видимо, отражались те воспоминания, которые были для него особо важны, которые как-то повлияли на формирование его взглядов. Ведь по натуре он был философом. Его воззрения на мир сложились в стройную систему, отличительной чертой которой была высокая духовность. Он был широко образованным человеком, хорошо знал историю и литературу. Он глубоко чувствовал музыку. Его кумирами были Достоевский и Салтыков-Щедрин.

Как-то Анатолий Георгиевич рассказал об одном из своих старших родственников (кажется, о дяде), который полагал, что каждый человек в своей жизни обязательно должен сделать что-либо значительное, нужное не только ему, но и многим людям. Например, построить мельницу, или развести сад, завести хорошую сапожную мастерскую, или же что-то другое, но обязательно НУЖНОЕ. Сам он не только запомнил эти слова, но и всю жизнь старался следовать мудрому совету. Совсем как у горьковского Луки: «Человек живет, милок, для лучшего».

Любил Анатолий Георгиевич с гордостью вспоминать случаи, когда ему поручали выполнять какую-либо особо сложную работу. Например, он частенько рассказывал, как во время Великой Отечественной войны ему — штурману дальней авиации давали задание разрабатывать рискованные рейсы на бомбежку врага , а порой и удавалось участвовать в них.

В послевоенное время переломным моментом в жизни Анатолия Георгиевича стал переход на работу в конструкторское бюро номер один (КБ-1) в 1950 году. Здесь под руководством Александра Андреевича Расплетина, Амо Сергеевича Еляна и Павла Николаевича Куксенно выросла славная когорта талантливых энтузиастов — участников научно-технической революции, которая развернулась в Войсках ПВО страны в начале 50-х годов. Басистов А. Г. был в их числе.

Тогда в нашей стране в небывало короткий срок было создано зенитное управляемое ракетное оружие (ЗУРО). Первенцем стала система С-25 (первоначальное ее обозначение «Беркут»). Практическое руководство этой гигантской трудной работой на государственном уровне осуществляло Третье Главное управление под начальством В. М. Рябикова и его надежных заместителей В. Д. Калмыкова и Ветошкина С. И. Научную работу в Главке и подведомственных организациях возглавлял А. Н. Щукин.

Были случаи, когда в ход дел по системе С-25 вмешивался и Сталин. А еженедельные диспетчерские совещания у Берии (до 1953 г.) получили мрачное прозвище — «черные пятницы». Большую помощь по С-25 оказывал прославленный атомщик Б. Л. Ванников.

Анатолий Георгиевич с большой теплотой вспоминал свою работу в то время по испытаниям и отладке экспериментального, а затем и опытного образца радиолокационной станции Б-200. Эти работы проходили летом 1952 года на летно-испытательном аэродроме близь города Жуковский под Москвой. Там он работал как представитель испытательного отдела КБ-1 под руководством Валерия Дмитриевича Калмыкова и Александра Андреевича Расплетина. Оба они стали для Басистова не только учителями в технике, но и примером для подражания во всем: в стиле работы, преданности своему делу, в отношении к людям.

С гордостью вспоминал Анатолий Георгиевич и о том, что именно ему было доверено руководить перебазированием опытного образца радиолокатора и развертывание его на испытательном полигоне в Капустином Яру на Волге. Там в конце сентября 1952 года довелось мне с ним познакомиться, когда он с присущей ему дотошностью временно «переквалифицировался в геодезиста» и лично с помощью теодолита проверял привязку биссектрисы сектора обзора радиолокатора ЦРН на местности. Через две недели локатор уже заработал. Начались его автономные испытания, а затем и комплексные вместе с зенитной ракетой В-300 Семена Алексеевича Лавочкина.

Примерно через год руководство КБ-1 перевело А. Г. Басистова под Москву для работы по вводу в строй боевых объектов системы С-25. Их строительство, оснащение аппаратурой и оборудованием велось одновременно с испытаниями стрельбового зенитного ракетного комплекса на полигоне. После настройки и отладки подмосковные ЗРК С-25 передавались в эксплуатацию воинским частям Первой армии особого назначения Войск ПВО страны. Немало теплых слов довелось слышать от Анатолия Георгиевича в адрес начальника Учебно-тренировочного центра N 2 генерал-лейтенанта Киловского Сергея Федоровича. Он возглавлял тогда обучение офицеров обращению с новой дотоле невиданной боевой техникой ЗУРО, чтобы в дальнейшем они смогли самостоятельно нести боевое дежурство. А до этого С. Ф. Ниловский был первым начальником Капустин-Ярского полигона (с лета 1951 г.) Весной 1952 г. он передал полигон Павлу Николаевичу Кулешову, при котором система С-25 и получила путевку в жизнь. Много полезного сделал для этого бессменный главный инженер полигона в Капустином Яру Яков Исаевич Трегуб и весь личный состав офицеров.

Анатолий Георгиевич очень высоко ценил опыт работы, который он получил и на полигоне и на объектах системы С-25 под Москвой. Параллельное проведение испытаний, серийного производства всех средств системы, строительство боевых объектов и формирование полков и управления Армии — это была эпопея, беспрецедентный этап в развитии Войск ПВО страны.

Создание ЗУРО стимулировало рождение в нашей стране многих принципиально новых технологий, промышленной базы, новых научных школ и направлений военной мысли. Анатолий Георгиевич и все его соратники гордились своим участием в этой грандиозной эпопее. Ведь это было время, когда «холодная война» могла перерасти в реальную атомную.

Недаром Дмитрий Федорович Устинов позже, будучи министром обороны, на одном из совещаний произнес знаменательные слова:"Мы все вышли из системы С-25." Конечно, его роль в руководстве оборонной промышленностью огромна и С-25 лишь толика его трудов. Но в его интонации тогда прозвучала гордость за участие и в этом деле громадной государственной важности.

В октябре 1954 года начались государственные испытания системы С-25. Анатолий Георгиевич принимал в них активное участие. А в мае 1955 года система в составе 56 полков, центрального и четырех корпусных командных пунктов, одиннадцати радиолокационных узлов дальнего обнаружения была принята на вооружение. Система С-25 обеспечивала практически непреодолимую противосамолетную оборону Москвы и ближнего Подмосковья. За С-25 последовало создание других систем ЗРО: С-75, С-200, современной С-300.

Анатолий Георгиевич до 1958 года продолжал заниматься системой С-25. Быстрое совершенствование боевой авиации вероятного противника требовало непрерывного повышения ее характеристик.

В 1958 году под руководством Генерального конструктора А. А. Расплетина была начата разработка новой зенитной ракетной системы С-200.

Тактико-технические требования к ней отличались от предыдущей двумя принципиальными особенностями:

  • гигантская дальность стрельбы (свыше 200 км) и

  • возможность уничтожать не только самолеты, но и малоразмерные беспилотные самолеты-снаряды.

А. Г. Басистов стал заместителем генерального конструктора по С-200. Вскоре при его активном творческом участии определились принципы технического построения системы. Решено в частности: применить метод полуактивного самонаведения ракеты на цель с помощью головки самонаведения, иметь шесть наземных радиолокаторов слежения за целями и сопряженный с командным пунктом локатор обнаружения и целераспределения.

Через год был создан опытный образец, наступил важнеший этап — полигонные испытания. Вся тяжесть этой ответственной и сложной работы легла на плечи Анатолия Георгиевича. Испытания проходили на полигоне у озера Балхаш. Начальником полигона был Степан Дмитриевич Дорохов, главным инженером — Михаил Игнатьевич Трофимчук.

Анатолий Георгиевич провел на полигоне практически непрерывно несколько лет. В отличие от практики испытаний С-25 , когда и Расплетин А.А. и Лавочкин С.А. и Калмыков В.Д. жили на полигоне почти безвыездно, теперь Генеральные (Расплетин и Грушин Петр Дмитриевич) на полигон прилетали эпизодически «по мере необходимости». Но Басистов так умело вел дело, что необходимости этой почти не было. Пожалуй чаще других на полигон у Балхаша прилетали заказчики: Легасов с командой офицеров, реже генерал-полковник Байдуков Георгий Филиппович — начальник 4-го Главного управления МО, прославленный летчик, национальный герой.

У разработчиков зенитного ракетного оружия и у заказчиков цели и интересы были одинаковые: быстрее дать войскам новое высокоэффективное оружие. Спешили. Поэтому, как говорится, «не все пуговицы к мундиру успевали пришить», «не все гайки и болты успевали пришить». Возникали жаркие споры: что можно отложить «на потом», а что нужно сделать непременно до принятия на вооружение.

Вспоминается один курьезный (по сути типичный) эпизод. На одном из совещаний (кажется в 1966 г.) такого типа разногласия обсуждались с участием высоких начальников. Совещание зашло в тупик: амбиции и престиж начинали брать верх над холодным рассудком. Передаю Анатолию Георгиевичу через стол записку: «Представляется целесообразным принять такое решение (кратко излагаю суть). Но если предложу я — заказчик, твои олимпийцы заартачатся. Если согласен, предложи ты». Басистов — предлагает. Легасов — поддерживает. В. А. Шаршавин и Г.Ф.Байдуков соглашаются. Совещание продолжается, но наступает новый «утык». Дипломатическая хитрость с запиской повторяется, но в обратном направлении. Легасов по записке от Басистова вносит предложение. Анатолий Геориевич поддерживает. Решение ко взаимному удовольствию принимается.

А в целом-то мы: и заказчики и разработчики — работали дружно, целеустремленно, с энтузиазмом и взаимопониманием.

Система С-200 в 1966 году была принята на вооружение и встала на боевое дежурство по защите и обороне воздушных рубежей СССР. Позже она блестяще проявила себя в Сирийско-Израильском конфликте 1973 года. Самолеты противника всячески избегали залетать в ее боевую зону.

Анатолию Георгиевичу за работы по системе С-200 было присвоено звание Героя Социалистического труда.

Именно в период работы над системой С-200 А.Г.Басистов сформировался как видный конструктор, талантливый ученый, крупный организатор. Окрепли его творческие связи с конструкторскими организациями-смежниками, с заводами, которые начали серийное производство боевых средств системы, не ожидая полигонных испытаний С-200.

Возрос и его авторитет у командования Войск ПВО страны, Главкома Маршала Советского Союза Батицкого Павла Федоровича. К нему с большим уважением относились и П.Н.Кулешов и Г.Ф. Байдуков, да и все офицеры 4-го Главного управления МО, кто с ним работал.

Теперь после С-200, Анатолию Георгиевичу было по плечу решать любые самые сложные конструкторские задачи.

Вскоре в стране возникла необходимость коренного изменения технической направленности работ в области противоракетной обороны (ПРО). Задачу ПРО в 1953 году сформулировали семь маршалов Советского Союза в своем докладе руководству страны. Экспериментальные, а затем и практические работы по ПРО проводились во главе с генеральным конструктором Григорием Васильевичем Кисунько первоначально на Балхашском полигоне, а затем и на создаваемых боевых объектах системы А-135 под Москвой.

В мае 1968 года по инициативе министра радиопромышленности В. Д. Калмыкова правительственным решением А. Г. Басистов был назначен заместителем Г. В. Кисунько.

Позже в 1975 году Анатолию Георгиевичу поручается возглавить работы по созданию новой системы ПРО города Москвы — А-135. Ее военно-техническая концепция предустаривала:

  • поражение боеголовок межконтинентальных баллистических ракет противника противоракетами с ядерными боезарядами (вместо безъядерных в системе А-35);

  • использование двух эшелонов перехвата целей: противоракетами дальнего действия на больших высотах вне атмосферы и противоракетами меньшей дальности в атмосфере;

  • селекция (различение) тяжелых боеголовок МБР от легких ложных ложных (маскирующих) целей возлагалась на стрельбовые радиолокаторы.

На заатмосферном участке в качестве селектирующего признака использовалось изменение траектории полета целей под воздействием ядерного (так называемого селектирующего) взрыва, а различение легких и тяжелых целей в атмосфере проводилось по характеру их торможения — в воздушном потоке (легкие цели начинали отставать от тяжелых).

Научно-техническим новшеством было использование радиолокационных станций с многоэлементными фазирующими неподвижными антенными решетками, что обеспечивало широкоугольный сектор обзора (сканирования) пространства в азимутальной и вертикальной плоскостях.

Анатолий Георгиевич сумел сохранить в основном прежнюю кооперацию конструкторских организаций в области ПРО и привлечь к работе ряд новых крупных ученых. Среди них нужно назвать: Юлия Борисовича Харитона, Виктора Карловича Слоку из института А. Л. Минца, Всеволода Сергеевича Бурцева, Бориса Васильевича Бункина и др. Петр Дмитревич Грушин оставался разработчиком противоракет большой дальности.

Басистов работал в тесном контакте с Главкомом Войск ПВО маршалом Советского Союза Батицким Л. Ф., а позже маршалом авиации Колдуновым А. И., командующим ПРО и ПКО генерал-полковником Вотинцевым Ю. В., генералами Мымриным М. Г. и Ненашевым М.Г., у гензаказчика генерал-полковника Байдукова Г. Ф. (позже Юрасова Е. С.), с научно-техническим комитетом Войск ПВО и военными институтами 2 ГНИИ и 45 ЦНИИ Минобороны. Полигон в/ч 03080 по-прежнему оставался главной испытательной базой, а НИИРП под руководством А. Г. Басистова — головной конструкторской организацией по проблеме ПРО.

Система А-135 была принята на вооружение в 1989 году. Завершение этих работ было вершиной жизненного творческого подвига Анатолия Георгиевича. Басистова. Его труд был отмечен Государственной премией СССР. Он стал членом-корреспондентом АН СССР, удостоен академической медали имени своего учителя А. А. Раплетина.

Как перед сказочным витязем на распутье встал вопрос: куда вести дело дальше? Прямо пойдешь..., направо..., налево... Конечно, будут необходимы улучшения и модернизации А-135 в связи с дальнейшим совершенствованием баллистических ракет, как средства нападения.

Это важно, интересно, но ... все в какой-то степени и рутинно. И эта работа действительно продолжалась. А система А-135 и по сейдень несет боевое дежурство. Это единственная в мире система ПРО, доведенная до практической возможности решать реальную боевую задачу.

Американцы, прервав на полпути многочисленные варианты работ по ПРО, в 80-е годы усиленно искали пути решения противоракетной проблемы в рамках своей известной программы стратегической оборонной инициативы (СОИ). Перспективы этого научно-технического направления по заданию правительства СССР неоднократно анализировались специально назначенными комиссиями, в том числе под председательством академика Евгения Павловича Велихова. По многим причинам вставать на этот путь всерьез мы считали нецелесообразным , хотя оценочные (прогнозные) научные исследования, конечно, велись и у нас. Американцы свернули масштабные работы по СОИ в начале 90-х годов.

В работе всех упомянутых комиссий и экспертных групп ведущим авторитетом был А. Г. Басистов. и руководимый им НИИРП.

Для практических работ в области противоракетной обороны, как известно, еще в 1972 году и Договором по ПРО были установлены на международном уровне ограничения. Этот договор является крупным достижением отечественной дипломатии и имеет важное военно-стратегическое значение.

Со стороны США уже многие годы просматривается тенденция выйти при удобном случае из этого договора. Для нас выгодно его сохранение.

Уже в 90-е годы под руководством А. Г. Басистова в составе комиссии под председательством академика Велихова Е. П. была разработана концепция дальнейшего развития противоракетной обороны. Она базируется на новейших научно-технических достижениях и учитывает реальную опасность одностороннего выхода США из Договора по ПРО 1972 года. Свои предложения по организации необходимых научно-исследовательских и конструкторских работ Анатолий Георгиевич официально доложил Правительству. Но никакого решения не последовало.

Если в дальнейшем в стране найдутся материально-технические и финансовые возможности для проведения этих работ, они будут вестись уже без Анатолия Георгиевича. 16 сентября 1998 года он скончался на 78-м году жизни. Его друзья и соратники скорбят и будут всегда помнить этого замечательного человека-патриота Отечества.

К какому-то юбилейному случаю я преподнес Анатолию стихи, в которых отражены думы и чувства, возможно многих из нашего поколения. В них есть такие слова:

С друзьями участь разделив, 
на жизнь глядим без огорченья: 

она хранит тернистый след 
доверчивого поколенья 
Солдат судьбу благодарит 
За силы в ярости сражений. 

Был тяжким к дню Победы 
путь от первых горьких поражений
В борьбе без жертв не устоять 
и много пало в рукопашных. 

Не не смеем мы их забывать 
и тех безвинно пострадавших 
Нам суждено остаться жить. 
В труде мы снова победили, 

строку из пепла возродив, 
щитом ракетным заслонили. 
Но верной меры не нашли,
чтоб по труду всем воздалось,

раздор согласию предпочли,
единство гордое распалось.

Хочу надеяться и думать,
что наша верность, боль, наш взлет

пришедшим после нас помогут
их души алчность не убьет
Суть бытия не изменить,
Извечны в мире смех и слезы,

добра и зла не примирить,
сомненье не развеет грезы.
Все меньше пороха сухого
в душе моей для новых дел,

но к бою рвется ретивое,
забыв, что силам есть предел.
Все чаще старые друзья
сдают рубеж последней битвы,

настанет час, прощусь и я
без скорби, гнева и молитвы.

Прочитав, он сказал: «Да, так мы жили, так и живем. Только почему же без молитвы?» Я, признаться , не нашелся, что ему на это сказать. Помолчав, он добавил: «А я сейчас Пушкина перечитываю. Удивительно он русского человека понимал!»

Таким знали мы Анатолия Георгиевича Басистова.

19 декабря, на зимнего Николу, семья отметит 85 лет со дня рождения Анатолия Георгиевича Басистова — творца отечественной системы противоракетной обороны, единственной в мире действующей стратегической системы ПРО, являющейся и по сей день высшим достижением научно-технической революции в создании оборонительных систем.

Уместно напомнить, что создана эта система в полном соответствии с требованиями Договора по ПРО 1972 г. В этом ее принципиальное отличие от создаваемой США Национальной ПРО, которая является территориальной системой и в силу этого играет дестабилизирующую роль в балансе стратегических вооружений. При этом в решении локальной задачи обороны большого промышленного центра от нескольких ракет «стран-изгоев» она вряд ли превзойдет нашу систему ПРО г.Москвы, несмотря на использование новейших американских технологий.